Спецпроекты

Российское ПО готово конкурировать с зарубежными системами управления данными

3615
Бизнес Интеграция ИТ в госсекторе

Управление данными в крупных компаниях – сложная техническая и управленческая задача. Необходимо обеспечить корректное взаимодействие многих разнородных систем, не меняя привычные пользовательские интерфейсы и учетные среды. Экономический эффект от внедрения можно увидеть только в долгосрочной перспективе, при этом залогом успеха проекта становится способность организации к трансформации внутренних процессов. Насколько развит отечественный рынок управления данными, могут ли российские разработки в этой области конкурировать с зарубежными аналогами и как партнерство с Gartner помогает выходить на международные рынки рассказывает генеральный директор компании «Юнидата» Сергей Кузнецов.

CNews: Чем отличается рынок управления данными в России и в мире?

Сергей Кузнецов: Если несколько лет назад можно было сказать, что рынок немного отстает, то сегодня мы абсолютно в тренде. Причем не только мы как компания или наши продукты, но и Россия как рынок. У нас реализуются большие комплексные проекты, причем объемы данных больше, чем у отдельно взятых корпораций и даже стран. Существуют определенные аспекты, связанные с государственным регулированием, из-за которых развитие в области, например, облачных решений у нас идет несколько по-другому – большая доля приходится на гибридные решения. Но в целом мы точно не отстаем, как минимум в технологической сфере.

CNews: Какие отрасли у нас самые продвинутые в области интереса к данным, обработки данных, управления данными?

Сергей Кузнецов: Традиционно, как в России, так и на международном рынке, пионеры – это ритейл и банки, именно здесь обкатываются новые решения. При этом у нас много клиентов в такой, казалось бы, консервативной отрасли, как машиностроение. Есть общеизвестный пример, компания General Electric, которая прошла этап цифровой трансформации и сегодня, фактически, вместо двигателей и сервисного сопровождения продает готовое бизнес-решение по налету часов. То есть оборудование плюс программный комплекс, который отслеживает состояние двигателя. Покупателю вообще не нужно думать о ремонте, комплектующих и так далее, система все сделает за него – и передает информацию обслуживающему персоналу на стороне изготовителя. Мы видим похожие примеры на российском рынке, может быть, не столь комплексные, но движение в сторону цифровой трансформации бизнеса точно есть. Есть целые корпорации из сектора ОПК, которые идут по этому пути. Такие изменения – не только трансформация экономической модели, но смена парадигмы внутреннего ощущения: компания не просто производит узловые элементы, но и обслуживает их, несет ответственность за то, чтобы они корректно функционировали.

CNews: А какие сложности есть на этом рынке?

Сергей Кузнецов: Когда мы только выходили, основной сложностью была неподготовленность рынка в России к самой тематике. Много лет мы выстраивали понимание на уровне терминологии. Но сейчас этап обучения заказчиков позади. Причем не только для нас, но и для других компаний, работающих в нашей нише. Сейчас рынок ставит другой вопрос – эффективность предлагаемых решений, связь технологий с реальными экономическими моделями. Сегодня необходимо понимать, как технологичность превращается в выгоду для заказчика.

CNews: А в целом такие проекты могут быть рентабельны? Ведь они предполагают достаточно большие капиталовложения.

Сергей Кузнецов: Оценивая возврат инвестиций, многие заказчики делают ошибку – пытаются посчитать экономическую эффективность одного конкретного проекта. Но, как правило, платформа управления данными работает на гетерогенном ландшафте: представлены разные системы, над ними работают разрозненные команды, иногда связь с разработчиками вообще утрачена. Поэтому существует глобальная метрика, позволяющая оценить эффективность проекта – сокращение операционных издержек на обслуживание ИТ-ландшафта за счет выравнивания данных и без замены фронт-офиса. Почему без замены? Потому что в таком случае нет затрат на переоснащение рабочих мест и переучивание персонала. Но даже в таком случае эффект нужно измерять на протяжении нескольких лет.

dsc35041000x665.jpg
Сергей Кузнецов: Оценивая возврат инвестиций, многие заказчики делают ошибку – пытаются посчитать экономическую эффективность одного конкретного проекта

Иногда мы сталкиваемся с такими ситуациями, когда были закуплены очень дорогостоящие решения, как правило, в больших международных компаниях. Более того, их обслуживание оказывается очень затратным. При этом они не несут той функции, за которую платят деньги. Некоторые компании решаются на проект по замене этих систем. В этом случае экономическая модель выглядит очень просто: та стоимость сопровождения, которую они тратят на протяжении 2-3 лет, используется в течение года перед внедрением и использованием этой системы.

CNews: Давайте поговорим про платформу «Юнидата». Что она собой представляет? Чем она уникальна?

Сергей Кузнецов: Сейчас на волне импортозамещения появилось много игроков, которые пытаются создать продукты на основе своих проектных решений. Ядро R&D команды «Юнидата» всегда занималась именно продуктовой разработкой для компаний самого разного масштаба – от международных компаний до небольших стартапов. Кроме того, мы при создании платформы не привлекали никаких коммерческих продуктовых решений – по сути, у нас внутри нет никаких коммерческих лицензий, все написано на свободном программном коде и современном технологическом стеке. Поэтому одними из основных преимуществ этой нашей платформы является гибкость и производительность. Если очень кратко суммировать, то, благодаря накопленному опыту, мы начали использовать технологические решения, которые сделали платформу гибкой. В свою очередь, высокая производительность достигается за счет использования новейшего технологического стека, который уже себя зарекомендовал. Мы избегаем слова Big Data, но какие-то элементы так называемого Big Data стека все-таки получили свое право на жизнь, и мы ими, в том числе, активно пользуемся. Безусловно, есть нишевые игроки этой тематики, но при этом мы являемся универсальным игроком, технологическим лидером, который решает достаточно масштабные задачи.

CNews: Можете привести примеры внедрений, назвать заказчиков?

Сергей Кузнецов: Одним из ключевых заказчиков для нас является АО «РЖД». С ними у нас целый ряд проектов, в том числе, по централизации данных инфраструктуры. Например, единый каталог товаров и работ, услуг, которые заказывает РЖД. Российские железные дороги – большая компания, которая заказывает различные товары и услуги у большого количества поставщиков. У каждого товара есть определенный атрибутивный состав, что приводит к ситуациям, когда идентичные на первый взгляд заказы сильно различаются в цене. И действительно, не учтено, например, насколько материал, из которого изготовлена та или иная запчасть, ведет себя при температуре 100°С. Наша платформа позволяет добавить важный атрибут к информации, которая используется в уже существующей системе, и перезапустить проект без изменения существующего ИТ-ландшафта.

Есть еще один интересный кейс, относящийся к области ИТ-трендов, – работа с потоками данных, клиент – компания из финансового сектора. Мы работаем с подразделениями, которые должны мониторить данные, идущие с различных бирж и агрегаторов финансовых данных, и иметь возможность оперативно реагировать на любые изменения. В техническом контуре это означает, что для нас источниками являются не статические базы данных, а потоки данных. С помощью тех инструментов, которые есть в нашей платформе, мы выставляем определенные правила качества и типы реакций. На срабатывание пороговых значений может реагировать как робот, так и бизнес-аналитик. Задача системы – сказать, что что-то произошло, при этом переведя техническое событие на язык аналитики. И уже аналитик имеет возможность как-то реагировать, запускать какие-то новые процессы. Все это должна обслуживать единая система управления данными. Причем она должна уметь не только работать с потоковыми данными как таковыми, но и с их качеством, так как в пути данные могут «сломаться». Система должна иметь встроенный механизм информирования, причем информирования в современном мире мобильных устройств. Все это происходит в режиме реального времени, потому что в данном случае любые потери и задержки – это живые деньги, которые находятся под управлением инвестиционных фондов.

CNews: Расскажите о проекте с Национальным медицинским исследовательским центром имени В. А. Алмазова.

Сергей Кузнецов: Это наш особый клиент. Мы делали для них учетную систему, в которой ведутся исследовательские проекты. Особенность состоит в том, что у них стоит задача вести анонимный реестр пациентов и снимать показания исследовательских программ на определенных этапах процесса. Затем на основе этих данных строится аналитика. Вся обеспечивающая информационная система – это наша разработка на базе платформы «Юнидата». Повторю, это некоммерческий проект – мы помогаем нашей медицине становиться лучше и выходить на мировой уровень. Работаем вместе с их аналитиками и докторами, потому что, как вы понимаете, мы не специалисты в предметной области.

CNews: Насколько важно и нужно наличие аналитика на стороне клиенты? Чья вообще задача – создание самих моделей, которые работают с данными?

Сергей Кузнецов: Мы как вендор понимаем, как обеспечить процессы с технической точки зрения, но мы не специалисты в предметных областях. А вот интеграторы, как правило, уже имеют определенные индустриальные практики и разбираются в той или иной тематике очень хорошо. Наша задача – обучить их работе с нашей системой построения этих моделей так, чтобы они уже привнесли туда свой опыт. Мы не хотим накапливать у себя эту экспертизу, а стремимся передать свою, технологическую.

dsc34671000x665.jpg
Сергей Кузнецов: Мы не хотим накапливать у себя эту экспертизу, а стремимся передать свою, технологическую

Мы делаем так, чтобы эта платформа жила внутри заказчика и с этой точки зрения позиционируем себя как вендор. В отличие от интеграторов, мы не заинтересованы в том, чтобы постоянно работать над какой-то одной темой. Мы стараемся обучить наших партнеров, тренируем и сертифицируем команду внутри заказчика – у нас настроена широкая система обучения. Как раз РЖД – очень хороший пример: мы поставили платформу, внесли ряд доработок, а далее все обслуживание они делают своими силами. При этом, конечно, постоянно развиваются, проходят переобучение у нас. Таким образом заказчик сам эксплуатирует и перенастраивает систему, как ему удобно.

CNews: Какие новые возможности в области управления данными открывают такие технологии, как искусственный интеллект, машинное обучение?

Сергей Кузнецов: Мы подходим к ним очень точечно: только некоторые нашли применение в нашей платформе. Например, машинное обучение. Это полезная технология с точки зрения распознавания объектов, с которыми мы сталкиваемся. Однако алгоритмы, которые подходят для одной предметной области, не подходят для другой. Наша платформа реализует так называемую модульность: в зависимости от предметной области, в которой существуют данные, мы подключаем различные алгоритмы. Мы также используем эту технологию под конкретную задачу. Что касается искусственного интеллекта и роботизации, то эти вещи для нас проектные: мы предоставляем платформу как базис для дальнейшего из применения.

CNews: В чем вы видите основные сложности внедрения проектов управления данными?

Сергей Кузнецов: Наш опыт говорит о том, что причиной многих неудачных проектов стал абсолютно технологический подход. То есть заказчики не были подготовлены на уровне методологии, на организационном уровне. Мы убеждены, то одним из залогов успеха являются организационные изменения, на которые компания должна пойти и которые должны идти рука об руку с запланированными технологическими фазами проекта. Я говорю о том, что необходима регламентная поддержка работы с данными. Необходима правильная ролевая модель, которая будет прописана на уровне корпорации.

Очень часто возникают препятствия в области информационной безопасности. Например, в нашей работе у заказчиков определенные данные закрыты различными грифами секретности. Поэтому платформа, в том числе такая, как «Юнидата», должна иметь соответствующий инструмент для гибридной работы с данными. И эта гибридная модель, вкупе с общей архитектурой, должна пройти, в том числе, аудит информационной безопасности. Мы видели примеры, когда вроде бы хорошая архитектура разбивалась об аргументы службы ИБ, либо конкретного предприятия, либо регулирующих органов. Поэтому наша методология подразумевает комплексное сотрудничество различных институтов внутри предприятия-заказчика. Мы выделяем три уровня работы: операционный, стратегический и уровень поддержки своего уровня топ-менеджмента предприятия.

CNews: В октябре 2018 года ваша компания стала спонсором конференции Gartner Data & Analytics Summit во Франкфурте-на-Майне (Германия), что нетипично для российской компании. Какой опыт вы получили благодаря этому? Как российский разработчик чувствует себя на международном рынке?

Сергей Кузнецов: Расскажу предысторию. Наше глубокое убеждение состоит в том, что платформа, с которой мы комфортно чувствуем себя на российском рынке, может быть востребована за рубежом, в первую очередь, речь идет о рынках Европы, Ближнего Востока и Азии. Сотрудничество с аналитическими агентствами, такими как Gartner, позволяет сформировать правильную стратегию выхода на новые рынки. Кроме того, мы хотели поделиться теми технологическими наработками и ноу-хау, которые считаем интересными для мирового экспертного сообщества в нашей области. С Gartner мы начали сотрудничество примерно год назад – встретили большой интерес к нашей системе со стороны их аналитиков, прежде всего, к иной парадигме, определяемой гибкостью и производительностью. После этого было общение более чем с десятком аналитиков, которое вызвало к нам большой интерес. В результате нам предложили стать спонсором нишевого мероприятия, главного в Европе, и мы согласились.

Кроме нас там не было других российских производителей ПО, но были корпорации-потребители этих услуг – они приехали повысить профессиональный уровень и понимание тематики. Мы провели много интересных сессий как с отечественными, так и с зарубежными компаниями. Приходили конкуренты, как правило, американцы, узнать про нас больше. Так что в каком-то смысле нам удалось вызвать интерес к компании. Мы приняли решение в будущем году также принять участие: будем делать презентацию, в которой расскажем про интересные технологические особенности своей платформы, а также приведем интересные примеры внедрения.

CNews: Как вы оцениваете ваши шансы на международном рынке? Способны ли российские разработчики успешно конкурировать за рубежом и если да – в каких направлениях?

Сергей Кузнецов: Не секрет, что российские программисты очень востребованы, есть общее мнение, что они очень сильные специалисты, прежде всего за счет полученного образования. Наше убеждение состоит в том, что российские программные продукты не хуже, чем у зарубежных коллег. Другое дело, что за рубежом в первую очередь вкладывались не в наукоемкость, а в маркетинг, продвижение. В отечественных реалиях это не работает – наши покупатели сразу смотрят в корень, задают вопросы по существу. Выходя на международные рынки, мы должны понимать, что там восприятие компании строится по иному принципу. Кроме того, сегодня мы видим, что есть политические и макроэкономические препятствия для работы за рубежом. Но уверены, что они уйдут – уже сейчас, несмотря ни на что, ряд компаний ведет с нами тесный диалог.

Что касается направлений, я думаю, что мы во многих отраслях сильны. Я уверен, что в любой отрасли в любой стране мира мы найдем продукт, основа которого написана программистами из России или выходцами из СССР. Говоря про наших вендоров, всем известна история с нашими очень хорошими, на наш взгляд, продуктами в области информационной безопасности. Есть очень интересные игроки в области искусственного интеллекта, в области роботизации.

Есть очень интересный игрок – компания, организованная выходцами из одного с нами учебного заведения. Она является мировым лидером сред разработки для программистов. Компания – выходцы из Санкт-Петербурга, сейчас, несмотря на то что они перенесли головную штаб-квартиру за рубеж, в ней работают российские разработчики. Я уверен, что есть много ниш, где мы можем и должны двигаться вперед. И я уж не говорю о наукоемких нишах, связанных с физикой, связанных с инженерными разработками. Здесь, я уверен, что нам есть, куда расти и что показать мировому сообществу.

CNews: А как вы сами менялись с годами? Какой видит компания себя, например, через десять лет?

Сергей Кузнецов: Десять лет назад мы начинали как небольшая нишевая консалтинговая компания в области работы с качеством данных и их консолидацией. Четыре года назад мы выделили отдельную компанию «Юнидата» в качестве вендора. Это стратегическое направление, и консалтинг является его неотъемлемой частью.

Если говорить про развитие, то через пять лет мы видим себя как глобальная, международная компания-вендор с присутствием на всех континентах планеты, у которой есть несколько комплементарных продуктов. С другой стороны, мы не хотим далеко выходить за рамки нашей ниши, поскольку считаем, что стоит сконцентрировать все силы на одной области. У нас накоплена огромная экспертиза, мы будем в ней расти, делать продукты и будем лидерами этой отрасли не только в России, но и на международном уровне.


Взгляд месяца

Государство должно получать данные напрямую из информсистем компаний

Савва Шипов

Замминистра Минэкономразвития

Профиль месяца

Нужно ли локализовывать иностранное ПО

Александр Шохин

президент Российского союза промышленников и предпринимателей