Интервью

Юрий Грибанов, НАС: Что такое цифровая экономика и как она изменит мир

Бизнес ИТ в госсекторе Аутсорсинг ИТ-аутсорсинг от НАС
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

Правила игры, задаваемые цифровой трансформацией, таковы, что движения в эту сторону нам не избежать – старые методы и инструменты работать уже не будут. Вопрос только в нашей готовности принимать участие в этой трансформации. Председатель совета директоров компании «Наше агентство сервиса» (НАС) Юрий Грибанов видит в цифровизации возможность коренным образом перестроить и оптимизировать управление на всех уровнях – от отдельных компаний до целых отраслей и даже органов государственной власти.

CNews: Сегодня есть много точек зрения на цифровую экономику и цифровую трансформацию бизнеса. Что вы вкладываете в эти понятия?

Юрий Грибанов: Дело в том, что сегодня не существует общепринятой формулировки, что такое цифровая экономика, и многие вкладывают в этот термин свое значение, не понимая сути происходящих изменений.

Я не мог пройти мимо этой темы. И я взял на себя смелость дать свое определение: «цифровая экономика – это управление всеми ресурсами всех хозяйствующих субъектов посредством единой программной платформы». В основу этой платформы ее идеологом закладываются модель управления, основные принципы, правила, по которым работают все участники процесса. Ключевая роль – роль идеолога. Что он заложит в настройку процесса, так процесс и будет реализован. Как результат, мы будем жить либо в обществе созидателей, либо будем продолжать мириться с нарастающей деградацией общества.

CNews: Что не устраивает вас в существующих моделях? Какую проблему решает единая платформа?

Юрий Грибанов: Мы видим, что старая иерархическая система управления отмирает. Структура, в которой есть головной офис с несколькими уровнями руководства, филиальная сеть со своим начальством всех уровней, дочерние компании и т.п., в эру цифровой экономики не выживет. Ее погубит «промежуточный слой» управления, занятый переносом бумажек и защитой своих интересов.

Юрий Грибанов: Цифровая экономика – это управление всеми ресурсами всех хозяйствующих субъектов посредством единой программной платформы

Посмотрите, как сегодня происходит типичный процесс принятия решений в крупной организации. Владелец ставит задачу увеличить оборот компании, условно говоря, в два раза. Задача поступает на уровень правления, где в ее формулировку вносятся первые искажения – в соответствии с интересами отдельных топ-менеджеров. Уровень руководителей департаментов получает указание, что и как нужно сделать, но вносит еще больше субъективной составляющей, стараясь получить максимум выгоды для своего подразделения. Следующий уровень – отделы – видит не общую идею, а только свою маленькую часть, и отрабатывает ее в зависимости от того, как он понял поставленную задачу. И, наконец, непосредственные исполнители делают так, как они знают и умеют.

Затем информация точно так же, с искажениями, идет наверх. И до первого лица объективные данные уже не доходят. Он видит, что цифры оборота не растут, и при этом получает пачки бумаги с объяснениями, почему этого не происходит. Спуститься «на землю» и спросить данные по конкретным участкам работы он чаще всего не может.

В отличие от этой системы сетевая модель управления на единой платформе, в которой содержатся прозрачные данные, позволяет моментально получить ответ, что происходит, и на каком участке проблемы. И более того, при работе в единой и прозрачной для всех среде многократно возрастает скорость принятия решений и выполнения задач.

Это не просто рассуждения о том, что мы хотели бы видеть. Наша компания следует в направлении вектора цифровизации, и мы создали программную платформу, которая функционирует по определенным принципам управления, которые я заложил в нее как идеолог. Она обеспечивает взаимодействие всех сотрудников, всех бизнес-процессов в едином информационном пространстве на основе единых для всех принципов. В ней предусмотрены отдельные ИТ-блоки для финансистов и бухгалтерии, руководителей проектов, для управления сервисными партнерами, управления развития и так далее, но смысл в том, что к ней подключены все участники наших бизнес-процессов, от топ-менеджмента до клиентов, и она позволяет сократить число уровней управления, сделать структуру более плоской и прозрачной, а управление более эффективным.

CNews: Но ведь любая компания с развитой ИТ-инфраструктурой работает на программных решениях, системы класса ERP существуют давно, самые продвинутые компании создают единое информационное пространство. В чем отличие их подхода от вашего?

Юрий Грибанов: Здесь разница идеологическая. Если мы возьмем классические ERP, CRM, документооборот, другие блоки, из которых складывается единая программная платформа классической компании, то они используются только как инструменты управления.

Конечно, уже появились аналитические решения, способные на основе имеющихся данных примерно в 90% ситуаций определять, что нужно делать – обычно это касается уровня исполнителей. Простой пример – системы, которыми пользуется техподдержка первой и второй линий: они прямо дают задание сотруднику, как поступить в описанном в заявке случае. На среднем уровне управления, продвинутые системы могут принимать решения за людей в 40–50% задач. А на стратегическом уровне топ-менеджмент управляет делами только в ручном режиме на основе аналитических данных.

Но единая цифровая платформа – это не система бизнес-аналитики. Я понимаю ее как интеллектуальную систему, которая персонально управляет каждым сотрудником компании на основании принципов, заложенных идеологом. Сетевая модель управления дает принципиальное преимущество компании, потому что позволяет сократить число уровней иерархии. Скорость прохождения процессов от идеи до результата и эффективность организации резко возрастают.

CNews: Многие крупные организации имеют сложную структуру. Если взять промышленное предприятие с производственными цехами, блоком управления, транспортными, складскими и прочими службами – как их объединить на одной платформе с упрощенной иерархией? Есть ли примеры реализации?

Юрий Грибанов: Пока таких примеров в российской промышленности нет, но мы видим успешную реализацию новой модели в финансовом секторе – это так называемые «цифровые банки», не имеющие отделений. Если смотреть на мировой опыт, то это Alibaba, Google, Uber.

Россия пока находится в самом начале пути, и нам только предстоит понять, что такое цифровизация. И скоро даже скептики увидят, что принципы применимы не только к управлению отдельными компаниями, но они ложатся и на более крупные структуры – целые отрасли и даже государство. Нам известно, что руководство страны интересуется темой интеллектуальных систем управления, доказательством чего можно считать и внедряемые ЕГАИС, и СМЭВ, и создающуюся систему распределенных ситуационных центров, и даже прибор сбора данных из ноосферы «Нооскоп», о котором недавно было много разговоров в прессе.

CNews: Вы применяете принципы цифровой трансформации в своей работе?

Юрий Грибанов: Естественно, мы строим бизнес компании НАС на заявленных принципах цифровой трансформации (плоская прозрачная структура управления, единое информационное пространство). В соответствии с идеологией мы построили и иерархию в компании.

Если представить нашу сетевую модель в виде схемы, то она будет включать всего четыре уровня. Сверху вниз это – собственник компании как идеолог, стратегическое управление в лице совета директоров из семи человек, оперативное управление (линейные руководители отделов и подразделений) и нижний уровень управления – это огромное количество партнеров, юрлиц, с которыми мы работаем. И все эти уровни работают с нашей единой платформой.

В этой трансформации мы не фокусируемся на ИТ, на информационных системах, которые применяем в составе нашей платформы. Технологии – только средство обеспечения выполнения процессов, они могут быть любыми, устраивающими компанию. Но при этом именно ИТ дают нам возможность уйти от неэффективного ручного управления и создать сетевую модель управления, которая способна помочь организациям встроиться в меняющийся мир и эффективно работать в новых условиях.

CNews: Насколько эффективной окажется такая структура, если ее масштабировать на всю страну? Не получится ли, что центр будет завален запросами на принятие решений, тогда как на местах будет недостаток управленцев с полномочиями?

Юрий Грибанов: Этого не произойдет, поскольку все законы, принципы, правила заложены в программную платформу, которую можно разработать и для управления крупными объектами. Иерархию компании, которую я описал выше, можно наложить на структуру крупной госмонополии, отрасли или государства, и мы увидим, что она упрощается, становится более плоской – при сохранении и даже повышении ее эффективности.

Например, сегодня для повышения контроля и управляемости, крупный бизнес вынужден создавать различные дочерние фирмы, покупать доли в связанных компаниях. Это все не нужно, если пользоваться услугами других юрлиц, просто подключив их к своей платформе и обеспечив взаимодействие по единым для всех правилам. Именно так мы и работаем с нашими партнерами.

С точки зрения рынка наша работа выглядит так: есть много фирм, желающих предоставлять сервис на рынке, есть потребители, которые хотят этот сервис получить, и есть НАС, обеспечивающая оказание этих услуг по единым жестким стандартам. На нижнем уровне есть понятные правила и прозрачные KPI, а на верхних – система мониторинга деятельности компании. Я постоянно держу на контроле ключевые показатели, которые выводятся на информационную панель, свои наборы аналитических данных есть и у других управленцев.

CNews: Каким вы видите масштабирование этой модели на более сложные уровни?

Юрий Грибанов: На уровне отрасли точно так же произойдет интеграция информационных систем всех участников рынка в едином информационном поле, как и на уровне отдельной компании с партнерами. Допустим, в сфере ипотечного кредитования, к платформе будут подключены покупатели квартир, банки с предложениями ипотечных кредитов, страховые компании, строительные организации, риэлторы, государственные органы и т.д.

Аналогичным образом будет выглядеть и модель управления страной, где органы власти обеспечивают предоставление государственных сервисов гражданам и бизнесу на основе единой законодательной базы, «зашитой» в единую государственную информационную систему. По сути, это и есть «электронное правительство», которое сегодня постепенно создается.

Тотальная интеграция и введение единых прозрачных правил для всех, не только повысит эффективность управления, но и сократит армию чиновников, она сделает лишней целые промежуточные пласты государственных ведомств, потому что министерства будут получать обратную связь о выполнении поставленных задач непосредственно от отраслей и регионов в режиме реального времени по объективным показателям/метрикам. Эта же система, благодаря «плоскому» управлению и прозрачности всех данных, поможет избавиться от такой серьезной проблемы, как коррупция.

Правила игры, задаваемые цифровой трансформацией, таковы, что движения в эту сторону нам не избежать – старые методы и инструменты работать уже не будут. Вопрос только в нашей готовности принимать участие в этой трансформации.