Спецпроекты

Сотрудник Российского ядерного центра отправился в тюрьму за майнинг биткоинов на суперкомпьютере

3423
Бизнес Законодательство Кадры Интернет E-commerce ИТ в госсекторе

Суд закрытого города Саров принял решение в отношении Андрея Рыбкина последнего из фигурантов дела о майнинге криптовалюты на государственном суперкомпьютере. Он получил самое строгое наказание, в том числе и реальный срок, который ему придется отбыть в колонии.

Преступление и наказание

Саровский городской суд Нижегородской области вынес приговор в отношении сотрудника Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) Андрея Рыбкина за майнинг криптовалют на рабочем месте. За использование спецтехники (мощного суперкомпьютера на 1 ПФЛОПС) не по назначению его приговорили к колонии общего режима и штрафу. Информация о решении опубликована на сайте суда.

Рыбкин стал последним из трех фигурантов дела о майнинге виртуальных валют при помощи отечественного суперкомпьютера. Остальным двум участникам приговор был вынесен в конце сентября и середине октября 2019 г., однако лишь Рыбкина суд решил лишить свободы.

Примечательно, что изначально в этой истории фигурировали два человека, о чем CNews сообщал в феврале 2018 г., когда они были пойманы с поличным службой безопасности института и арестованы сотрудниками Федеральной службы безопасности России. Из всех существующих криптовалют виртуальные шахтеры выбрали биткоин – самую распространенную криптомонету, в октябре 2019 г. пережившую резкое падение курса.

Приговор Рыбкину

Андрея Рыбкина обвиняли в нарушении ряда статей УК РФ, среди которых статьи о неправомерном доступе к компьютерной информации с использованием служебного положения (ст. 272), нарушении правил хранения компьютерной информации (ст. 274) и об использовании и распространении компьютерных вирусов (ст. 273). По информации представителей Саровского суда, Рыбкину в итоге назначено наказание в виде трех лет и трех месяцев лишения свободы с отбытием его в колонии общего режима. Помимо этого, он будет вынужден заплатить штраф в размере 200 тыс. руб.

Управление РФЯЦ-ВНИИЭФ в Сарове (слева)

В качестве дополнительной меры наказания Рыбкину запрещено занимать определенные должности в сфере информационных технологий сроком на два года. По данным РБК, на 25 октября 2019 г. приговор в законную силу не вступил, у сторон есть десять дней на его обжалование.

Решение суда по другим участникам

По одному делу с Рыбкиным проходили также Андрей Шатохин и Денис Байков, тоже сотрудники института. Как сообщает «Интерфакс», в середине октября 2019 г. Шатохину присудили 4 года условно и штраф в размере 250 тыс. руб. Из всего трио наименьшее наказание получил Денис Байков – в сентябре 2019 г. его приговорили штрафу в размере 450 тыс. руб., без ограничения или лишения свободы.

Байкова судили по двум статьям УК РФ – ч. 1 ст. 274 (нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей) и ч. 3 ст. 272 (неправомерный доступ к компьютерной информации). Отметим, что на начальном этапе рассмотрения дела даже ставился вопрос о государственной измене, совершенной всеми участниками преступления, потому что РФЯЦ-ВНИИЭФ входит в состав «Росатома», и в нем разрабатывают и производят ядерные боеприпасы.

Завязка истории

Арестованные в феврале 2018 г. криптошахтеры, по данным следствия, использовали казенную технику для майнинга биткоина в период с мая по сентябрь 2017 г., то есть в общей сложности не более пяти месяцев, притом преимущественно в ночное время. Всю прибыль, размер которой не установлен, майнеры делили между собой.

Причина, по которой Рыбкин, Шатохин и Байков решили использовать для заработка суперкомпьютер, неизвестна, но в майнинге криптовалют уровень прибыли прямо пропорционален производительности компьютера или «фермы», с которых производится добыча виртуальных денег. Саровский суперкомпьютер начал работу в марте 2011 г., и на тот момент он являлся самым мощным суперкомпьютером в России – его производительность равнялась 1 ПФЛОПС, что позволило ему занять 12 место в мировом рейтинге суперкомпьютеров Топ 500.

Следует отметить, что на момент ареста фигурантов дела говорилось лишь о попытке использования ими суперкомпьютера в целях личного обогащения. Однако в ходе следствия выяснилось, что попытка эта увенчалась успехом, и даже была подсчитана сумма ущерба, нанесенного майнерами. Она превысила 1,14 млн руб.

Майнинг на рабочем месте

Использовать служебное положение для улучшения своего материального состояния за счет майнинга догадались не только сотрудники ядерного центра – в России зафиксировано несколько подобных случаев. Так, в апреле 2019 г. CNews освещал случай, произошедший в городе Семенове Нижегородской области. Завхоз расположенной в этом городе небольшой гостиницы в течение девяти месяцев успешно майнил криптовалюту за счет самой гостиницы, выдавая свою ферму за обогреватель и за сервер. Общая сумма затрат на электричество, по данным следствия, составила 500 тыс. руб.

В феврале 2018 г. председатель правления Сбербанка Герман Греф сообщил, что банк часто уличает своих сотрудников в майнинге криптовалют на рабочем месте. Сам Граф считает это занятие примитивным, и утверждает, что Сбербанк как организация добычей криптовалют не занимается.

В декабре 2017 г. руководство аэропорта «Внуково» обратило свое внимание на постоянные скачки напряжения и запустило проверку с участием сотрудников ФСБ. Они провели обыски в здании аэропорта, и результатом проверки стало задержание системного администратора, который построил в Московском центре управления воздушным движением ферму для майнинга криптовалюты.

Немного раньше, в конце сентября 2017 г. стало известно, что два сотрудника ИТ-отдела аппарата Совета министров Крыма нелегально добывали биткоины на мощностях правительственных сетей. В результате оба были уволены с занимаемых ими постов. В обоих случаях размеры прибыли, полученные кибершахтерами, остались неизвестными.



Профиль месяца

Искусственный интеллект стал полумифическим понятием

Сергей Поляков

ИТ-директор Альфа-Банка

Взгляд месяца

Идея внутренней разработки себя не оправдала

Наталия Оржевская

директор центра управления командами, «Диасофт»