Создатели «мозга Минобороны» избежали миллиардных выплат из-за секретных проблем

Бизнес Интеграция ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

Соисполнители гигантского проекта по созданию Национального центра обороны России, в ходе которого Минобороны ранее выставило одному из них неустойку в 5 млрд руб., договорились отозвать взаимные иски друг к другу на общую сумму порядка 2 млрд руб.


Примирение создателей Центра управления обороной

Соисполнители ИТ-работ в рамках проблемного многомиллиардного проекта по созданию Национального центра управления обороной России договорились о реструктуризации гигантских финансовых претензий друг к другу.

Это следует из опубликованного Арбитражным судом Москвы мирового соглашения между дочерней структурой АФК «Система» — концерном РТИ, его «внучкой» — научно-промышленной компанией «Высокие технологии и стратегические системы» (НПК «ВТ и СС») и компанией «Рамэк-ВС».

Данные претензии существовали в виде завершившихся и находящихся на рассмотрении взаимных исков на сотни миллионов и даже на миллиарды рублей. Почти все эти иски по решению суда рассматривались в закрытом режиме — без публикации в открытом доступе каких-либо подробностей, проливающих свет на суть претензий и на сам оборонный проект.

Центр управления обороной и его проблемы

Сопоставляя судебные документы, можно сделать вывод, что непростые договорные отношения между примирившимися сторонами конфликта возникли в ходе распределения работ (субподрядов) по контракту Минобороны с РТИ № 14000011 от 06 июня 2014 г. То, что этот контракт связан с опытно-конструкторскими работами по созданию Национального центра управления обороной, CNews установил в июле 2017 г. В марте 2018 г. выводы редакции были подтверждены документами по итогам одного из вышеупомянутых судебных разбирательств между «ВТ и СС» и «Рамэком».

Создатели «современной Ставки» Минобороны отказались от миллиардных взаимных претензий

О запуске этого центра Минобороны сообщило еще в начале декабря 2014 г. В ведомстве тогда заявили, что центр позволит координировать деятельность госорганов в оборонной сфере, а также отслеживать изменения военно-политической обстановки в мире, получать сведения о состоянии всех воинских формирований и материальных ресурсов в стране. «Это глубоко интегрированная система управления Вооруженными силами, своего рода современная Ставка верховного главнокомандующего. Это — наш мозг», — заявлял министр обороны Сергей Шойгу.

Однако в тот момент упомянутый контракт между Минобороны и РТИ еще не был исполнен, так как относился к более поздним стадиям проекта по созданию центра. И в мае 2017 г. стало известно, что Минобороны обратилось в Арбитражный суд Москвы с иском к РТИ о взыскании неустойки в размере 4,97 млрд руб. именно по этому контракту.

Разбирательство также проходило в закрытом режиме. В конце декабря 2017 г. было опубликовано сообщение об удовлетворении иска Минобороны в полном объеме. В конце января 2018 г. РТИ подала апелляционную жалобу, и в конце марта Девятый арбитражный апелляционный суд постановил «изменить решение», не обозначив публично, как именно. Кроме того, 12 мая 2018 г. в базе судебных решений появилось указание на принятие по этому делу определения «об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта».

На момент публикации материала в РТИ не ответили на запрос CNews, связанный с просьбой разъяснить в общем виде ситуацию по делу.

Урегулированные претензии

При заключении в суде мирового соглашения сторонами был составлен перечень претензий друг к другу. Указывается, что до примирения в стадии рассмотрения находился иск «ВТ и СС» к «Рамэку» о взыскании неустойки на 1,32 млрд руб., а также иск «Рамэка» к «ВТ и СС» на 49,2 млн руб.

Также не были в полной мере завершены разбирательства по искам «Рамэка» к РТИ на 100,6 млн руб., «Рамэка» к «ВТ и СС» на 333 млн руб., РТИ к «Рамэку» на 29,1 млн руб. и «Рамэка» к «ВТ и СС» — о признании недействительными отдельных условий одного из их контрактов. Кроме того уже было вынесено и не оспорено решение об удовлетворении иска «ВТ и СС» к «Рамэку» на 116,9 млн руб.

Во исполнение мирового соглашения все истцы от своих претензий к партнерам теперь откажутся.