Госдума собралась запретить ПО и «железо» из США. Реакция ИТ-компаний

Софт Интеграция ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

В ответ на новые санкции депутаты хотят ограничить закупки «железа» и софта из США и солидарных с ними в данном вопросе государств. Первая реакция российского ИТ-рынка неоднозначна.


Ассиметричный ответ США от депутатов Госдумы

Депутаты Госдумы выступили с законотворческой инициативой, направленной на противодействие недавним недружественным шагам США в отношении российских бизнесменов и политиков. Внесенный в Госдуму законопроект содержит меру, предусматривающую ограничение закупок госорганами и некоторыми юрлицами России ПО и технологического оборудования из США и других государств, поддерживающих политику Америки в данном вопросе.

Документ подготовили председатель Госдумы Вячеслав Володин, его первый заместитель Иван Мельников, а также руководители думских фракций Геннадий Зюганов (КПРФ), Владимир Жириновский (ЛДПР), Сергей Неверов («Единая Россия») и Сергей Миронов («Справедливая Россия»).

Под недружественными шагами подразумевается произошедшее в начале апреля 2018 г. расширение санкционного списка США относительно России, в который в том числе попали глава Роскомнадзора Александр Жаров, президента Фонда «Сколково» Виктор Вексельберг, совладелец «Мегафон» и Mail.ru Group Андрей Скоч и совладелец оператора системы «Платон» Игорь Ротенберг.

duma600.jpg
Депутаты Госдумы ответили на санкции предложением ограничить ввоз в Россию ИТ из США для госнужд

Также в списке оказались отечественные политики высшего ранга и богатейшие бизнесмены. Последние уже успели совокупно потерять несколько миллиардов долларов на падении стоимости их активов на биржах. Напомним, новый виток напряженности является усилением санкционных мер США, объявленных в отношении России еще в 2014 г. в контексте присоединения Крыма и военных действий на востоке Украины.

Нюансы законопроекта

Целью разработанного проекта закона депутаты видят защиту интересов и безопасности России, а также прав и свобод ее граждан. Из предложенных мер рынка ИТ также косвенно касаются запрет или ограничение на привлечение к трудовой деятельности в нашей стране высококвалифицированных зарубежных специалистов (без конкретизации отраслей) и исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении продукции из США и солидарных с ними стран.

Помимо этого депутаты также намерены ограничить въезд в Россию отдельных граждан и ввоз американских сельхозпродуктов, алкоголя, табака, лекарств, продукции из редкоземельных металлов. Кроме того планируется сокращение сотрудничество России и США по линии атомной энергетики, в отраслях авиастроения и ракетных двигателей.

При этом полноту ответственности за формирование конкретных «черных списков» депутаты на себя не берут. «Меры воздействия, предусмотренные настоящим федеральным законом, вводятся Правительством России по решению Президента», — говорится в законопроекте.

Первая реакция ИТ-рынка

Российский ИТ-рынок законотворчество депутатов комментирует достаточно неохотно. Более половины опрошенных CNews разработчиков ПО, а также представителей ИТ-интеграторов и вендоров делиться своими соображениями относительно инициатив депутатов отказалось. Мнения остальных респондентов несколько разделились.

В частности основатель и гендиректор компании «Новые облачные технологии» (разработчик пакета «Мой офис») Дмитрий Комиссаров в принятие законопроекта не верит. В целом с ним согласен управляющий директор компании «Росплатформа» (разработчик средств серверной виртуализации и хранения данных) Владимир Рубанов. «Я не думаю, что прямые запреты будут эффективными, поэтому сомневаюсь в принятии таких мер, — сообщил он CNews. — Я бы лучше предложил совершенствовать текущие механизмы поддержки российских разработчиков и стимулирования спроса. Многие заказчики просто не знают, что в России во многих сегментах уже есть санкционно-устойчивые альтернативы».

В то же время в компании Spirit (разработчик решений для видеоконференцсвязи — ВКС) считают, что в текущей геополитеческой обстановке предложенные меры вполне могут быть утверждены, так как объем закупок американского «железа» — это существенная статья расходов российских госорганов.

«Мы не раз предоставляли аналитику по гостендерам, в которых преобладают закупки ВКС-оборудования американских монополистов, — отметили собеседники CNews. — Прямые ограничения, прописанные законодательно, поставят под угрозу довольно большую часть доходов американских производителей от экспорта оборудования и ПО в Россию. А именно этого сейчас пытаются добиться политики».

Эксперты — о возможных последствиях

Директор по развитию TrueConf (еще один отечественный разработчик ВКС-решений) Дмитрий Одинцов считает, что предложенные депутатами меры несут определенную угрозу для рынка технологического оборудования и, конечно, создадут некоторые сложности в поддержке коммуникационных систем — очень многие компании используют конференц-оборудование, IP-камеры и ВКС-кодеки. «К сожалению, отечественные производители не смогут предложить комплексные решения “под ключ”, работать с которыми можно сразу после включения в сеть, — рассуждает Одинцов, полагая, что вместо них потребителям будут предложены только сборные решения, состоящие из нескольких отдельных модулей.

«С другой стороны, производство продуктов ряда американских вендоров все равно происходит в Китае, что может послужить поводом для игнорирования запрета, — добавляет он. — В противном случае меры противодействия могут усилить уже китайских производителей и снизить конкуренцию среди оставшихся вендоров. Мы считаем, что потребители в результате таких изменений больше потеряют, чем приобретут».

Управляющий директор разработчика и поставщика ИТ-решений для финансового сектора «Диасофт платформа» Константин Варов, считает, что принятие предложенных в законопроекте ограничений по линии ИТ не добавит ничего принципиально нового к уже существующим ограничениям на использование иностранного ПО. «С моей точки зрения более правильным было бы ограничить не столько закупки, сколько использование американского ПО в государственных или муниципальных нуждах. Чтобы по истечении определенного периода предосудительным стал бы не факт закупки такого ПО, а факт его эксплуатации государственным или муниципальным учреждением», — говорит он.

В контексте того, что подобных новел законопроект не содержит, Варов отмечает бесперспективность надежд на то, что его принятие хоть как-то ускорит темпы перехода заказчиков на отечественное ПО или приведет к сокращению выручки американских софтверных компаний. «И, предваряя возможные возражения на тему того, что запрет использования американского ПО может нарушить трансграничное взаимодействие, отмечу, что совместимость и интероперабельность должна быть основана на соблюдении общих стандартов, а не на использовании общего ПО», — добавляет Варов.

Об избыточности планирующихся новшеств по отношению к действующим законодательным нормам говорит и советник гендиректора «Базальт СПО» (разработчик дистрибутива ОС) Алексей Смирнов. «В части ПО непонятно, какие еще ограничения можно вводить, — указывает он. — Ведь есть и постановление 1236 о запрете закупок зарубежного ПО, и распоряжение Правительства 1388 о переходе федеральных органов и фондов на отечественное офисное ПО».

В компании Spirit ситуацию оценивают с долей оптимизма. «Для российского ИТ-рынка это может сыграть положительную роль, но мгновенного эффекта ждать не стоит, — отметили собеседники CNews. — Жизненный цикл и оборудования, и ПО — это, по крайней мере, несколько лет, и объем заказов у российских вендоров может вырасти только в долгосрочной перспективе».

В компании-интеграторе «Крок» предпочли занять нейтральную позицию. С точки зрения ее директора по разработке ПО Сергея Стрелкова, поскольку никаких конкретных перечней технологического оборудования и ПО, которое планируется запретить или ограничить, еще нет, то определить последствия пока сложно.

«В принципе, уже сейчас действуют преференции для отечественного ПО, которые вводит 188-ФЗ, — напоминает он. — Прямые запреты могут осложнить развитие и поддержку систем, внедренных ранее на базе импортных технологий, и усилить тем самым существующую волну импортозамещения. На текущий момент остается наблюдать за развитием событий и развивать компетенции в области импорто- и вендорозамещения».