Отсутствие контракта — не помеха: Минобороны заплатит навязанному ему подрядчику больше 400 миллионов

Бизнес Законодательство Телеком Интеграция ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

Невзирая на отсутствие заключенного между сторонами контракта, Минобороны по решению суда придется выплатить «Воентелекому» 400 млн руб. за услуги, которые оператор был обязан оказывать министерству «в любом случае… для обеспечения безопасности государства». Вердикт суда противоречит недавно принятому решению по делу «Минздрав — “Восход”».


«Дочка» засудила «маму» на 407 миллионов

Московский арбитражный суд встал на сторону оператора Минобороны — «Воентелекома» — в его финансовом споре с самим же оборонным министерством. В результате Минобороны должно будет заплатить своей телекомовской «дочке» порядка 407,4 млн «неосновательного обогащения».

Спорным моментом стал полугодовалый период, в течение которого «Воентелеком» в отсутствие заключенного контракта продолжал оказывать своей материнской структуре стандартные услуги. В ведомстве посчитали, что оплачивать можно только реальные договоры. В «Воентелекоме» с такой постановкой вопроса не согласились.

Иск к Минобороны был подан в июле 2017 г. Полный текст решения по делу изготовлен 19 декабря 2017 г. На обжалование вердикта суда министерству отведен месяц. На момент выхода материала ни в Минобороны, ни в «Воентелекоме» прокомментировать ситуацию CNews не смогли.

Подробности конфликта

Как следует из материалов суда, в соответствии с решением Президента России от 2 июля 2013 г. и на основании распоряжения Правительства от 6 декабря 2013 г. «Воентелеком» является единственным исполнителем на оказание услуг по эксплуатационно-техническому обслуживанию кабельных линий, сооружений и оборудования связи Минобороны России — на 2013 г. и плановый период 2014-2015 гг.

Даже отсутствие контракта не позволит Минобороны не расплатиться с «Воентелекомом» за стандартные услуги

Спорный интервал находится за рамками этих сроков: «Воентелеком» не без успеха взыскал с Минобороны деньги за описанные услуги, предположительно оказанные им с 1 января по 8 июня 2016 г. (Последовавший за этим период уже был охвачен госконтрактом.)

Отсутствие же заключенного договора в спорный период в «Воентелекоме» проблемой не считают. В понимании оператора договор и не требовался, потому что оператор «обязан был в любом случае продолжать оказывать ответчику вышеуказанные услуги связи… для обеспечения безопасности государства».

Аргументом в пользу «Воентелекома» можно считать тот факт, что уже по истечении старого контракта — 31 декабря 2015 г. (и в отсутствие нового) Минобороны 22 января 2016 г. само письменно обращалось к оператору с просьбой продолжать оказывать услуги. При этом более поздним письмом от 12 февраля министерство даже направило в адрес оператора утвержденную департаментом аудита Минобороны стоимость предполагаемых услуг.

Факт оказания этих услуг в спорный период в Минобороны не отрицают. Но при этом фактически новый контракт на стандартные услуги стартовал только с 9 июня 2016 г.

Формулировка суда

Дословно вердикт суда звучит следующим образом: «Само по себе отсутствие подписанного между сторонами настоящего спора договора оказания услуг с учетом специфики спорных правоотношений не является безусловным подтверждением неисполнения истцом своих законных обязательств, при том условии, что материалами дела подтверждается надлежащее оказание истцом ответчику услуг связи.

Напрашивающаяся параллель с «Восходом» и Минздравом

В контексте этого разбирательства можно вспомнить другое недавнее дело, касающееся единственных госисполнителей и госзаказчиков. Как стало известно в начале декабря, воспользовавшись тем, что в конце марта 2016 г. НИИ «Восход» из ФГУПа превратился во ФГБУ, а переназначение нового юрлица единым подрядчиком по федеральному медицинскому ЦОДу официально состоялось только в конце июня 2016 г., Минздрав не заплатил «Восходу» за второй квартал года (период «пересменки»), а заодно и за первый.

Формально поводом для неплатежей послужило именно отсутствие госконтракта, хотя «Восход» тоже очевидно никаким образом не мог прервать исполнение социально значимого проекта — невзирая на наличие или отсутствие у него на руках контракта.

Тем не менее, суд тогда встал на сторону нерасплатившегося Минздрава. «Восход» денег так и не получил.