Спецпроекты

e-Government: пути России и Европы расходятся?

Интеграция ИТ в госсекторе Внедрения
Евросоюз предпринимает шаги для организации континентального электронного правительства. Если эти планы реализуются, встанет вопрос о трансконтинентальном объединении. Решение данной проблемы пока не продвинулось дальше лозунгов и предложений. Российская программа развития информационного общества тоже не ушла далеко от стадии постановки проблемы. Насколько планы Евросоюза соотносятся с российскими перспективами на ниве e-Gov? Полную версию материала можно увидеть в журнале CNews №53.

Правительство, по мнению разработчиков плана, должны быть "зеленым" Очередной пункт, говорящий о том, что мы имеем дело с европейским документом. Деятельность правительств должна повышать экологическую безопасность и снижать выбросы углекислого газа в атмосферу.

Кроме того, правительство должно быть инновационным. Для реализации этой цели, а также для снижения расходов на программное обеспечение и построения гибкой и открытой модели в ближайшее время будут применяться такие технические подходы, как облачные вычисления и сервис- ориентированная архитектура (СОА). К 2012 году по этому направлению уже будут внедрены экспериментальные проекты, демонстрирующие общественности инновационные технологии и архитектуру.

Созданный волей народа

Союз нерушимый государств старого света стремится выявить общесоюзные закономерности и "подбить" показатели. Европейская комиссия Главного директората по технологиям информационного общества и СМИ регулярно заказывает проведение исследования по оценке текущей ситуации с оказанием электронных услуг. Новый отчет был подготовлен к началу 2010 года. Экспертировалось 31 государство.

Обратная связь с пользователями и равнение на степень удовлетворенности получателей услуг становится межнациональным стандартом. Уже звучат смелые заявления, что информационное общество в эпоху технологий с помощью новых инструментов дает новые возможности влияния на публичное управление со стороны общества.

Вольфганг Шойбле, министр внутренних дел Германии, выступая на конференции в Берлине в 2007 году, заметил: "Каждая политическая инициатива рано или поздно становится проектом информационно-коммуникационных технологий". Очень точный комментарий.

Методики европейского анализа уровня зрелости дистанционного оказания государственных услуг строятся на оценке 20 базовых услуг. 12 услуг для граждан и 8 услуг для бизнеса измерения проводятся с 2001 года. 20 видов услуг разделены на четыре блока: налоговые платежи; регистрационные, а именно: регистрация актов гражданского состояния, юридических лиц, миграционный учет; декларирование: здравоохранение, социальные выплаты и разрешения, лицензирование строительной сферы, образования, выдачи паспортов. По данным упомянутого отчета Еврокомиссии, Европа демонстрирует прогресс в обеспечении онлайн-доступности базовых слуг. Общий показатель по 31 стране ЕС вырос с 59% в 2007 г. До 71% в 2009 г. Различия между странами существенные и составляют до 68%, но прослеживается снижение данного показателя по сравнению с 2007 годом (85%).

Что касается дальнейшего развития в предоставлении 20 основных услуг в онлайн-режиме, ведущими являются следующие страны: Мальта, Португалия, Швеция, Австрия, Словения и Эстония.

Украина опережает?

В целом отчет Еврокомиссии достаточно многомерен и последователен. Однако не все международные рейтинги поражают точностью заключений. Хорошо известен рейтинг Индекса готовности стран мира к использованию электронного правительства, подготавливаемый Департаментом экономического и социального развития ООН, в котором по заданным критериям ранжируются 192 страны мира. Авторитетность этого рейтинга не вызывает сомнений. Повышение данного и иных мировых рейтингов - один из целевых показателей достижения результатов программы информационное общество в РФ.

К 2010 году Россия находилась на 59 месте, уступив некоторым странам бывшего СССР, к примеру, Украине (54 место) и Казахстану (46 место). Изучим бегло достижения нашего соседа Украины. С этой целью можно посетить единый портал органов государственной власти Украины. Первый же вывод: на Украине нет единого портала государственных услуг. Но, видимо, соседи отыгрывают позиции в списках за счет сайтов органов государственной власти? Смотрим выборочно ведомственные информационные источники.

Министерство внутренних дел Украины. На официальном сайте есть раздел "Каталог услуг". В нем две категории: для граждан и юридических лиц. Категория "Для граждан" содержит ссылки на лечебные ведомственные учреждения системы внутренних дел Украины. Других услуг гражданам МВД Украины, по всей видимости, не оказывает.

Раздел "Юридическим лицам" состоит их двух подразделов: "Сертификация и лицензирование" и "Макроэкономика". Первый больше похож на описание госуслуг, но в целом содержит достаточно поверхностную информацию. Во втором подразделе содержатся сведения об организации госзакупок.

В итоге, при взгляде на описание порядка получения государственных услуг МВД Украины сложно сделать удовлетворительный вывод. Общего списка услуг нет, единой структуры подачи информации также нет.

Сайт российского правоохранительного ведомства также не отличается удобством навигации по госулугам. Но при этом содержит универсальные разделы по формам отправляемых документов и общему описанию услуг.

Смотрим следующий сайт – Министерство образования и науки, молодежи и спорта Украины. Есть отдельный раздел "Каталог услуг". Неплохо оформлен с детализацией по документам и образцами для заполнения. Очевидно лучше, чем у коллег из правоохранного ведомства, но уступает сайту российского Министерства образования и науки, где закреплен перечень госуслуг с гиперссылками на регулирующие нормативные акты, формы для заполнения и контактную информацию.

Заходим на портал Министерства аграрной политики и продовольствия Украины. Ссылок на госуслуги нет вообще. Российские коллеги отличились не намного, но по крайней мере разместили какие-то плохо структурированные сведения о нормативных документах.

В целом создается впечатление, что если сайты российских органов исполнительной власти не лучше украинских, то уж точно не хуже. Отнюдь не второстепенным является факт, того что за последние 10 лет на Украине не принималось стратегических документов, развивающих новую форму управления – электронное правительство. Не проводилось поэтапного исполнения взаимоувязанных мероприятий. В таких условиях сложно признать способность центральной власти действовать последовательно, без плана и нормативно-правового сопровождения процесса. Единственное упоминание об электроном правительстве в форме программного документа на портале органов государственной власти встречается только в отношении Концепции развития электронного управления в Украине, утвержденной распоряжением Кабинета министров Украины на заседании 13 декабря 2010 года. Возраст этого документа 3 месяца. Но даже текст его не доступен в информационных ресурсах правительственного портала. Поэтому хотя бы по критерию развития правительственных веб-порталов не удается согласиться с тем, что мы проигрываем своему соседу пять строчек в рейтинге.

Итак, если оценивать в комплексе план дел Европейского электронного правительства на 2011-2015 годы, то при всей красоте озвученных там "заповедей", не покидает мысль о его декларативности. Кроме того, смущает откровенное заявление разработчиков о планах по сбору опыта и мониторингу лучшей практики. Это, конечно, тоже заслуга, поскольку показательные примеры не только становятся тиражируемыми и типовыми, но еще и экономят средства.

В государственной программе развития информационного общества в РФ на 2011-2020 годы (фактически единственном программном документе на сегодняшний день федерального масштаба, регулирующим эту сферу), данные мероприятия не упоминаются. Есть постановка проблемы, о том, что слабо координируется использование органами государственной власти информационных технологий, недостаточно используется лучший опыт внедрения информационных технологий для повышения эффективности государственного управления. Но практических действий в документе не названо. Поэтому, наверное, успешной работы по распространению универсальных решений мы не видим.

Антон Кураш / CNews

Персона месяца

Власти Петербурга переходят на рыночную модель цифровизации

Денис Чамара

ИТ-директор Санкт-Петербурга

Взгляд месяца

Государство должно получать данные напрямую из информсистем компаний

Савва Шипов

Замминистра Минэкономразвития